мургрена фото икеа

2017-09-24 08:46




Респектабельный мужчина шел по улице, когда к нему с просьбой о паре долларов подошел довольно грязный оборваный бомж. Мужчина вытащил из кошелька десятку, и спросил: - Если я дам тебе эти деньги, купишь ли ты на них себе, скажем, пива? - Я уже много лет не пью. - Ну, может, ты спустишь их в казино? - Я не играю; мне на жизнь-то еле хватает. - Ну тогда потратишь их на партию в гольф? - Совсем рехнулся; да я уже 20 лет не играл в гольф! - Тогда, может, потрать их на женщину из квартала красных фонарей? - Ну и какую болячку я там подцеплю за десять-то долларов? "Хорошо", - сказал тогда мужчина, "вместо того, чтобы дать тебе десятку, я сейчас отведу тебя к себе домой, и мы замечательно пообедаем; моя жена приготовила нечто сногсшибательное на вечер". "А жена тебя не выставит из дому с таким гостем, как я? Я грязен, оборван и от меня воняет" - удивленно спросил бомж. "Это ничего" - ответил мужчина. "Я как раз очень хочу, чтобы она, наконец, увидела, как может опуститься человек, который бросил пиво и карты, не играет в гольф, и отказался от секса".


Нет беспомощнее существа, чем мужчина с температурой 37,2.






Элегия. Бывают дни, когда объевшись сыра, Почувствовав себя большим мышом, Ты вдруг готов ради спасенья мира, Пройтись перед Госдумой нагишом.


Вспомнил историю из своей юности. В то время я был худой, симпатичный, с красивой пышной шевелюрой, а не бликующей залысиной, как сейчас. Так вот - познакомился я на одной вечеринке с очаровательной блондинкой, студенткой института иностранных языков, голубоглазой и стройной дочерью Чрезвычайного и Полномочного посла в одной из западноевропейских стран. Девочка - ангел, не испорченный алкогольно-сигаретно-матерной культурой московских улиц (не то что я), круглая отличница и просто спортсменка. Ну, зацепило меня - сил нет! Так захотелось предаться с этим чистым созданием грязным плотским утехам - аж скулы сводит! Ухаживал я за ней недели три. Все как положено - стихи, цветы, выдавание самого себя за усталого романтика с чистой и светлой душой, никаких приставаний поначалу. Ну, сами знаете. А нравы у нее в семье были: "отводим пальчик беря чашечку, не общаемся с этими советскими ужасными мальчиками, Бальзак? Оноре де? Oui, oui!!" и т.д... В общем, тошнит от этого псевдоаристократизма, но - какова девочка! Прям стонать хочется! И как на грех папа с мамой приехали из своих заграниц на летний отдых и квартирка ее роскошная в Центре занята ими. И тут, в конце третьей недели, она и говорит: "Разрешите, мол, пригласить вас на кофей по случаю отъезда моих мамА и папА на отдых в загородную усадьбу". У меня аж все защемило. "Как же, - говорю, - буду непременно с томиком Блока". Собрал последние деньги, купил цветы и коньяк (спрятал до поры под курткой), причесался и прибыл на место. Ну, ах шарман, вот сюда, здесь гостинная, здесь у нас, натюрель, Айвазовский, осторожно!, фарфор Баккара, вам со сливками? и т.д. В общем, со временем, перечитав все стихи, уговорил ее на коньяк с кофе (модно в южной Испании), потом просто по 50 (за одухотворенность), потом... Напились до полного беспамятства. Выпили часть папиного бара. Носились голые по квартире и мазали друг друга вареньем, упивались друг другом на французском гобелене, рисовали на ее ножках узорные чулки... Трахал я ее всю ночь. По пьяной лавке девка оказалась вертолет и все время ругалась матом. Утром проснулись, а она в слезы - вы меня лишили чести, счас маман и папа прибудут... Короче, прежняя пластинка. А мне-то уже по фиг! я-то уже - все в полном ажуре! Говорю, мол, гран мерси, пардон, коли что не так, но я, пожалуй, убуду по скорому дописывать сонет в стихах. Тык-пык - а трусов нет! Искали мы их часа три, все перерыли. Она волнуется и плачет - родичи на подходе. Не нашли. Одел я штанцы прям на голое тело и, аревуарнув, свалил.... Она позвонила на следующий день и сухо попросила больше никогда... я низкий... этот позор она не смоет всю жизнь... она ушла из дома... В общем, такое дело - папан вечером сел с газетой на кухне в шелковом халате и проворковал маме: "Мон шери, будь так любезна, подай мне пожалуйста, кофе-глиссе с пломбиром а-ля натюрель". Мама: "Ну конечно, мон ами!" Открывает морозилку - а там мои семейные трусы до колен в мелких зелененьких крокодилах, совокупляющиеся в разных позах...